Вход Регистрация
История любви

Безупречный во всем Эжен де Богарне

11 июля 2018, в 12:36

Генерал Эжен де Богарне, пасынок Наполеона (сын его жены Жозефины от первого брака), принц Империи и вице-король Италии, в 1812 году был командиром 4-го корпуса Великой армии.

Его женой к этому времени была принцесса Августа-Амелия Баварская, дочь курфюрста Баварии Максимилиана из династии фон Виттельсбахов.

Она родилась в 1788 году в Страсбурге и была старшей дочерью Максимилиана от первого брака с Вильгельминой Гессен-Дармштадтской.

Конечно же брак Эжена и Августы-Амелии состоялся не без участия Наполеона. Дело в том, что в свое время Бавария заключила с Францией мир, и чтобы укрепить союзнические отношения, французский император решил заключить сделку, по которой Августа-Амелия, которая была почти на семь лет младше Эжена, должна была выйти за него замуж.

Но пятидесятилетний Максимилиан, очень недовольный тем, что Наполеон распоряжается судьбой его дочери, вдруг заартачился и отказался дать согласие на этот брак. «Он дошел в своей наглости до того, — как позже рассказал Наполеон, — что потребовал от императора развестись с женой и жениться на принцессе! Когда курфюрст получил решительный отказ, он выступил с новым требованием — сделать его королем Баварии! Скрепя сердце Наполеон согласился, и с 1 января 1806 года Максимилиан был провозглашен королем».

Но и это до конца не решило вопрос. Став королем, Максимилиан заявил:

— Наполеон, очевидно, думает, что я — отец дурнушки, засидевшейся в девицах. Он как будто не знает, что принцесса Августа-Амелия красива, и ее страстно обожает принц Баденский. И она его любит.

Карл Баденский действительно горячо любил Августу-Амелию Баварскую. Она тоже любила его или, по крайней мере, он был ей не совсем безразличен, и дело у них одно время шло к свадьбе. Но подобные «мелочи» никогда не останавливали Наполеона.

Отказать такому человеку, как Наполеон, тоже было весьма непросто. В результате Максимилиан Баварский написал своей дочери:

«Если бы была, моя дорогая Августа, хоть малейшая надежда на то, что вы не выйдете замуж за Карла, я бы не просил вас на коленях отказаться от этого. Я бы никогда не стал настаивать, мой дорогой друг, на том, чтобы вы отдали свою руку и сердце будущему королю Италии, если бы эта корона не была для нас гарантией заключения мира, а также если бы я не был уверен в превосходных качествах принца Эжена, у которого есть все, чтобы сделать вас счастливой. Знайте, мое дорогое дитя, что вы, в свою очередь, сделаете счастливыми не только своего отца, но и всю Баварию, которая очень нуждается в этом союзе. Мне тяжело разрывать вам сердце, моя дорогая, но я рассчитываю на дружбу и привязанность, которые вы всегда демонстрировали в отношении вашего отца, а также на то, что вы не хотите отравить остаток моей жизни. Знайте, дорогая Августа, что ваш отказ сделает императора нашим врагом. <.>

Ответьте мне, пожалуйста, письменно. Поверьте, дорогой друг, что мне бесконечно тяжело писать вам все это, однако обстоятельства вынуждают меня, а мой долг повелевает мне думать об интересах страны, управлять которой мне доверено Провидением. Бог свидетель, что я желаю вам только добра и что никто в мире не любит вас так, как ваш преданный отец».

На это принцесса Августа-Амелия ответила отцу:

«Мой дорогой и нежный отец, меня вынуждают нарушить слово, данное принцу Карлу Баденскому, но пусть будет так, если это может поспособствовать моему дорогому отцу и счастью нашего народа. <.>

Отдаю свою судьбу в ваши руки. Какой бы суровой она ни была, меня будет утешать то, что я пожертвовала собой ради своего отца, ради своей семьи, ради своей родины. На коленях прошу вашего благословления; оно поможет мне с покорностью встретить мой грустный удел».

//__ * * * __//

И вот наступил день, когда принцессу Августу-Амелию показали Наполеону.

Послушаем дальше самого императора: «Король Баварский вошел ко мне в кабинет в сопровождении некоей дамы, лицо которой было скрыто под вуалью. Когда они приблизились к моему столу, он откинул вуаль, и я увидел, что это была его дочь. Я нашел ее очаровательной, и, признаюсь, мне было несколько неловко. Это потом дало королю повод утверждать, что я впал в экстаз. Я усадил юную особу, а затем начал бранить ее воспитательницу, госпожу де Вюрмсер: разве принцессы имеют право любить по своему желанию?! Ведь они — политический товар».

Это совсем не галантное заявление Наполеона вполне могло обречь весь проект на неудачу, но, к счастью, Августа-Амелия действительно была очаровательна и к тому же она очень скоро влюбилась в красавца Эжена де Богарне, а тот влюбился в нее. Это произойдет несколько позже, но, как видим, брак по расчету тоже иногда может перерасти в брак по любви и стать счастливым.

Камердинер Наполеона Констан в своих «Мемуарах» особо отмечает это: «Эжен написал своей жене очень мрачное письмо, в котором, возможно, выразил сожаление по поводу того, что не является прямым наследником императора. На это письмо принцесса ответила очень нежным посланием, заявив помимо прочего: “Я вышла замуж не за наследника престола, а за того, кого люблю”».

Но это, как мы уже говорили, произойдет несколько позже. Пока же будущие счастливые супруги даже не были знакомы.

//__ * * * __//

Биограф Жозефины Жозеф-Адольф Обенас пишет: «Наполеон, подчеркивая душевные качества своего пасынка, дал королю Максимилиану полную гарантию. Лишь после того, как все было окончательно решено, император проинформировал Эжена о том, что он сделал для него».

Ошеломленный Эжен де Богарне был срочно вызван в Мюнхен. Он выехал из Падуи 10 января 1806 года, а уже через четыре дня, 14 января, состоялась церемония его бракосочетания с принцессой Августой-Амелией Баварской.

Секретарь Наполеона Меневаль в своих «Мемуарах» пишет: «Свадьба принца Эжена и принцессы Августы <.> образовала первое звено в цепи, которой суждено было объединить новую наполеоновскую династию с самыми старинными династиями Европы».

Специально для этого Наполеон официально усыновил Эжена, и тот получил имя Эжена-Наполеона Французского (Эжен пробудет престолонаследником вплоть до марта 1811 года, то есть до рождения Наполеона-Франсуа-Шарля-Жозефа Бонапарта, сына Наполеона, известного как король Римский и герцог Рейштадтский). Кроме того,

Наполеон провозгласил его официальным наследником итальянского престола.

Fоворят, что во время свадебной церемонии в Мюнхене Наполеон «слишком открыто демонстрировал свое восхищение мачехой[13] невесты, весьма привлекательной молодой баварской королевой».

Молодой жене своего пасынка Наполеон выказывал почти отеческие чувства. В частности, сразу после свадьбы, 19 января 1806 года, он написал ей из Штутгарта:

«Чувства мои к вам будут расти с каждым днем. С огромным удовольствием я раз за разом вспоминаю все ваши добрые качества; мне необходимо быть уверенным в том, что вы всем довольны и счастливы. <.> Самыми дорогими для меня делами всегда будут те, которые смогут упрочить счастье моих детей. Поверьте, Августа, что я люблю вас, как отец, и рассчитываю, что и вы будете относиться ко мне с нежностью дочери. Берегите себя. <.> Помните, что я не хочу видеть вас больной.

Заканчиваю, дочь моя, по-отечески благословляя вас».

Историк Андре Кастело констатирует: «Наполеон, женив своего пасынка на баварской принцессе, таким образом оказался в семействе европейских королей. Все, революция на самом деле завершена! В день, когда Наполеон внесет в свой семейный, ставший впоследствии довольно внушительным, список первого короля, революционный календарь уступит место привычному григорианскому. Наполеон распоряжался и временем».

Заметим, что Наполеон продумал в этой многоходовой комбинации все. Даже «моральный ущерб» оскорбленного Карла Баденского, собиравшегося жениться на Августе-Амелии, был компенсирован изобретательным императором следующим образом: ему в жены была отдана Стефания де Богарне, дочь Клода III де Богарне и кузина Эжена, также специально ради этого события удочеренная.

Тот факт, что Наполеон официально усыновил Эжена де Богарне и сделал его престолонаследником, естественно, привел в дурное расположение духа весь клан Бонапартов. Вот что пишет об этом Гортензия де Богарне: «В связи с этой свадьбой император должен был вынести несколько семейных сцен. Мюрат и его жена не желали присутствовать на свадьбе. Мюрат был уязвлен тем, что какой-то молокосос был назначен вице-королем Италии вместо него, боевого генерала, только что одержавшего блестящие победы. Каролина была возмущена тем, что семья де Богарне получила выгоды чрезвычайно удачного брака. Позже она призналась мне, что уговаривала Наполеона развестись и самому жениться на принцессе Августе. Но Мюратам пришлось, сделав хорошую мину при плохой игре, повиноваться императору».

После церемонии новобрачные, вице-король и вице-королева Италии, отправились в Милан, а Наполеон и Жозефина отбыли в Париж.

//__ * * * __//

Молодая чета обосновалась в Милане, и от этого выгодного по политическим соображениям, но оказавшегося счастливым брака вскоре разрослось высокородное древо, широко разветвленное не только по всей Европе, но и за ее пределами (подробно об этом будет рассказано ниже).

22 ноября 1807 года Наполеон вдруг посетил Эжена и Августу-Амелию в Милане.

Камердинер Наполеона Констан в своих «Мемуарах» рассказывает: «Вице-король узнал о прибытии отчима только тогда, когда император был уже в полулье от города, но тут же поспешил встретить нас, сопровождаемый небольшой группой придворных. Император приказал остановить карету и, как только открылась дверца, протянул руку принцу Эжену и ласковым тоном произнес: “Иди сюда, подсаживайся к нам, мой милый принц, мы появимся в городе вместе”.

Несмотря на искреннее изумление, вызванное этим неожиданным визитом, едва мы въехали в город, как уже все здания сверкали иллюминацией. <.> Император отправился во дворец, служивший резиденцией вице-королевы. Ни к одной женщине император не проявлял такого искреннего внимания и уважения, как к принцессе Августе; и в самом деле, никогда не встречал более прекрасной и более безупречной женщины. Было просто невозможно говорить о красоте и добродетели в присутствии императора без того, чтобы он не привел вице-королеву в качестве примера. Принц Эжен был весьма достоин такой совершенной жены».

Вечером Наполеон в сопровождении Эжена и Августы-Амелии посетил театр Ла Скала. На следующий день они уже были в Вероне, а потом отправились в Венецию.

В Венеции он случайно услышал разговор Эжена де Богарне с гофмаршалом Дюроком, касавшийся былого величия этого города. Эжен в этом разговоре заметил, что многие венецианские патриции сожалеют теперь о своей прошлой свободе.

Вступив в разговор, Наполеон воскликнул:

— Свобода, ну что за чепуха! Свобода никогда не существовала в Венеции, за исключением тех немногих аристократических семей, которые угнетали остальное население! — В довершение он заявил: — Лев Святого Марка постарел, у него нет больше ни зубов, ни когтей! Венеция стала всего лишь тенью своего прежнего «я», и ее последний дож, оказавшись сенатором Французской империи, посчитал бы, что его повысили в ранге.

Последствием визита Наполеона в Венецию и этого разговора стало то, что 20 декабря 1807 года Эжен де Богарне получил письменный патент на титул князя Венецианского.

//__ * * * __//

Воевал Эжен де Богарне умело. За это Наполеон сделал его генерал-полковником гвардейских конных егерей, а потом и вице-королем Италии. В 1809 году он отличился, сражаясь с австрийцами в Италии. Здесь он уже впервые самостоятельно командовал войсками, одержав несколько блестящих побед. Потом, уже вместе с Наполеоном, он участвовал в сражении при Ваграме, затем — в походе в Россию. Честно и весьма эффективно воевал он и весь 1813 год.

Как отмечает историк Десмонд Сьюрад, «его полевая служба была неизменно выше всяческих похвал».

Все это время он сохранял верность своей жене (во всяком случае, ни в одном источнике не удалось отыскать и намека на какие-то его внебрачные связи или увлечения — не такой это был человек).

Что касается Августы-Амелии, то, «созданная, чтобы понять и оценить благородные качества Эжена де Богарне, она всегда оставалась в общности взглядов с ним, и ее жизнь была неотделима от жизни супруга».

По словам историка А._Ж. Дювержье, «во всех обстоятельствах она показала себя женой самоотверженной и беззаветно преданной». Более того, в период с 1807 по 1812 год она родила ему четверых детей.

//__ * * * __//

В апреле 1814 года Наполеон был отправлен в ссылку на остров Эльба.

После этого Эжен де Богарне прекратил военные действия в Италии и стал ожидать решения своей участи. И надо сказать, дела его складывались совсем неплохо: король Людовик XVIII и союзные монархи сохранили за ним титулы, заслуженные храбростью и благородством, а в лице русского императора Александра I он нашел не только покровителя, но и друга.

Александр, в частности, обещал выхлопотать Эжену де Богарне независимое княжество. Более того, после отречения Наполеона русский император даже некоторое время склонялся к мысли посадить Эжена де Богарне на трон Франции. В ответ на это союзные державы предлагали ему во владение герцогство Генуэзское, что тоже было весьма неплохо.

Тем временем, 15 апреля 1814 года, мать Эжена де Богарне (первая жена Наполеона, с которой он развелся в 1809 году) в сопровождении почетного караула, украшенного белыми королевскими кокардами, вновь обосновалась в своем любимом Мальмезоне. И вновь замок охватило то оживление, которое было свойственно самым прекрасным дням Консульства и Империи. Многочисленные кареты и коляски появлялись перед его воротами, а визит к Жозефине стал обязательным для всех влиятельных и малозаметных принцев, в той или иной степени способствовавших падению Наполеона.

Император Александр был мил с Жозефиной и дружески расположен к ее детям — Гортензии и Эжену. Особенно ему нравилась тридцатилетняя Гортензия, и, влекомый одновременно матерью и дочерью, русский император зачастил в Мальмезонский замок. Там он часами о чем-то разговаривал с Жозефиной, гуляя с ней по аллеям парка или уединяясь в дворцовых покоях.

Для Эжена де Богарне Александр добился у короля приема, вылившегося в верноподданнический маскарад. Правда, Эжен так ничего и не смог получить от новой власти.

Тогда он оставил Францию и уехал к родителям жены в Мюнхен.

//__ * * * __//

Главным событием жизни Эжена де Богарне в конце 1814 — начале 1815 года было его присутствие на Венском конгрессе, определявшем судьбу новой Европы. На этом конгрессе решались и важные для бывшего вице-короля Италии вопросы. В частности, в связи с тем, что благородство характера Эжена де Богарне и его порядочность были всем хорошо известны, а также благодаря тому, что он успел завоевать симпатии русского императора Александра I, его планировалось сделать государем суверенного княжества Понтекорво, которое при Наполеоне принадлежало маршалу Бернадотту.

Гаэтан де Ракси де Флассан в своей «Истории Венского конгресса» пишет: «Интрига разгорелась вокруг Эжена де Богарне, бывшего вице-короля Италии. Он прибыл в Вену, где поначалу затерялся в толпе лиц, также приехавших в эту столицу. Того, что он был пасынком Бонапарта и даже родственником короля Баварии, не хватило, чтобы выйти из тени, в которой его, похоже, хотели оставить; однако император Александр, оценивший его личные качества, посодействовал ему».

Первоначально предложение выглядело следующим образом:

1. Княжество Понтекорво будет увеличено до численности населения в 50 000 душ. Это увеличение произойдет за счет Неаполитанского королевства. Принц Эжен встанет во главе этого суверенного княжества, но он не сможет открыть там свою резиденцию до того момента, как император Австрии сочтет, что обстоятельства этому не мешают.

2. Принц Эжен сохранит свое личное имущество, как движимое, так и недвижимое, в австрийских провинциях Италии.

3. Король Баварии уступит принцу Эжену замок Байройт и его окрестности.

По этому поводу последовали серьезные переговоры между представителями России, Пруссии, Австрии и Баварии. После переговоров император Александр I направил Эжену де Богарне новый проект предложения. В нем говорилось следующее:

«Нынешние условия не позволяют выделить княжество, предназначенное принцу Эжену в суверенное владение. В связи с этим были приняты нижеследующие решения:

1. Права принца Эжена на суверенное правление признаются для него лично и для его семьи, и договаривающиеся стороны обязуются предоставить ему обещанное, как только обстоятельства перестанут этому препятствовать.

2. Принц Эжен сохранит в полном объеме свое личное имущество, как движимое, так и недвижимое, во всех провинциях, составлявших Итальянское королевство, какими бы ни были их последующие правители и чьими бы войсками они ни были заняты.

3. Король Баварии уступит принцу Эжену замок Байройт и его окрестности для организации там резиденции».

К сожалению, после внезапного возвращения Наполеона с острова Эльба (это произошло 1 марта 1815 года) все проекты в отношении его пасынка провалились.

Гаэтан де Ракси де Флассан пишет: «Но, как только стало известно о высадке Бонапарта, Богарне был обвинен в таинственных связях с некими неизвестными, это сделало его подозрительным, и он получил приказ вернуться в Мюнхен, где за ним стали внимательно следить».

В результате Венский конгресс постановил лишь выдать Эжену де Богарне денежную компенсацию в пять миллионов франков.

У историка Десмонда Сьюарда читаем: «Эжен был сердечно принят королем Людовиком XVIII и его братом графом д’Артуа (будущим Карлом X), утверждавшим, что хорошо помнит их отца, а также обоими сыновьями д’Артуа и герцогом Орлеанским. Все монархи-союзники проявили не меньшую благосклонность. Его баварский тесть и шурин оставались дружески к нему расположены и постоянно призывали членов Венского конгресса выделить Эжену в качестве компенсации какое-нибудь княжество. Италия полностью исключалась, однако Трир, герцогство Цвейбрюкенское, Корфу или Ионические острова рассматривались как возможные варианты. Гортензия превратилась в настоящую знаменитость. Ей нанес визит даже сам герцог Веллингтон, причем держался “с особой почтительностью”. Гортензия получала нечто большее, нежели просто комплименты. В конце мая король Людовик сделал ее герцогиней де Сен-Ле, подтвердив тем самым ее права на принадлежавший ей замок, а также увеличил ее ежегодное содержание по цивильному листу до 400 тысяч франков. Всем этим она была обязана дружбе с Александром I. Эти новости повергли ее живущего в изгнании супруга, который уже давно величал себя графом де Сен-Ле, в неописуемую ярость и глубоко задели чувства отчима».

//__ * * * __//

За полученные в порядке компенсации «за уступленные итальянские земли» пять миллионов франков Эжен де Богарне получил от своего тестя короля Максимилиана ландграфство Лейхтенберг (Leuchtenberg) и епископство Эйхштадт (Eichstadt).

Ландграфство Лейхтенберг (220 кв. км) находилось в Баварском округе Пфальц. Свое название оно получило от старинного замка Лейхтенберг в одноименном местечке, родовом поместье ландграфов фон Лейхтенберг, мужская линия которых прекратилась в 1647 году. В конце XVII века ландграфство было уступлено курфюрсту Максимилиану Баварскому, а тот, в свою очередь, передал его своему сыну Максимилиану-Филиппу. Когда последний в 1705 году умер бездетным, ландграфство было отдано князю Леопольду фон Ламберг, нов 1714 году снова возвращено курфюрсту Баварскому.

Что касается Эйхштадта, то эта небольшая территория в Средней Франконии в 1802 году была обращена в епископство.

Так в 1817 году был создан знаменитый Лейхтенбергский герцогский дом, основанный на владении землями бывшего ландграфства Лейхтенберг и епископства Эйхштадт (ок.

300 кв. км), с титулом Его Королевского Высочества, переходящим по праву первородства (прочим членам рода был присвоен титул Светлейших князей).

Историк Десмонд Сьюард пишет: «В конце концов бывший вице-король Италии так и не удостоился княжества. Вместо этого он получил денежную компенсацию, что сделало его владельцем несметных капиталов. В 1817 году преданный ему тесть, король Максимилиан, наградил его титулом герцога Лейхтенбергского и первого пэра Баварии, что поставило Эжена вместе со званием «Ваше королевское высочество» лишь на ступеньку ниже принцев крови. Эжен также был произведен в командиры одного из баварских полков легкой пехоты. Он вел счастливую жизнь в своей прекрасной резиденции в Эйхштадте, в окружении обожаемой и преданной Августы и семи отпрысков, посвящая почти все свободное время охоте на диких кабанов в горных лесах».

//__ * * * __//

После 1815 года Эжен де Богарне, никогда никому не изменявший и не нарушавший (в отличие от многих генералов и маршалов Наполеона) однажды данной присяги, окончательно решил посвятить себя частной жизни, занявшись упрочением своего благосостояния и подготовкой выгодных браков для своих детей. К тому же он дал слово не только никогда не принимать сторону Наполеона, но и вообще не покидать Баварии.

Последние годы жизни он жил в своем имении или в Мюнхене, где в построенном им дворце разместилась галерея картин, собранных в Италии, и другие предметы изящных искусств.

А в начале 1823 года Эжена де Богарне поразил первый приступ болезни. Это случилось в Мюнхене, и в течение шести недель практически во всех церквях города проходили молебны о даровании ему выздоровления, что наглядно показывает, насколько он был любим людьми. Болезнь отступила, и врачи предписали Эжену де Богарне пройти лечение на мариенбадских водах.

На какое-то время это помогло, и вскоре (в конце августа 1823 года) Эжен де Богарне вернулся в Мюнхен. Но к концу года его состояние снова ухудшилось — он стал жаловаться на участившиеся головные боли. В ночь на 21 февраля 1824 года Эжен де Богарне скончался.

Считается, что причиной его скоропостижной (ему было всего 42 года) смерти стал приступ апоплексии. Говоря современным языком, у Эжена случился повторный инсульт, то есть внезапное нарушение мозгового кровообращения, спровоцированное участием в охоте на кабана. Это занятие пасынок Наполеона просто обожал, но оно было строго противопоказано только что пошедшему на поправку человеку.

Есть и другие версии причин смерти Эжена де Богарне. Например, историк Десмонд Сьюард утверждает, что «Эжен был болен раком».

Похороны были грандиозными. Вся Бавария покрылась черными траурными лентами. Многие люди искренне плакали.

Во Франции, когда о его смерти доложили королю Людовику XVIII, монарх воскликнул:

— Я очень опечален!.. Принц Эжен был благородным человеком.

Действительно, Эжен де Богарне был уникальным человеком, о котором до сих пор никто не может сказать ни одного плохого слова. Даже Наполеон, часто бывавший несправедливым к людям, на острове Святой Елены написал о нем: «Я очень доволен Эженом. Он ни разу не доставил мне никаких огорчений».

Эжен де Богарне был похоронен в мюнхенской церкви Святого Михаила. На его памятнике из белого каррарского мрамора работы знаменитого скульптора Антонио Кановы высечен данный ему Наполеоном девиз «Честь и преданность», который Эжен де Богарне оправдал всей своей жизнью.

Военный историк Антуан-Анри Жомини написал об Эжене де Богарне: «Храбрый, хладнокровный, понимающий военное дело, он умел окружать себя людьми искусными и слушать их советы; это последнее достоинство стоит иногда гениальных вдохновений высшего дарования».

//__ * * * __//

Августа-Амелия Баварская пережила мужа более чем на четверть века: она умерла в Мюнхене 13 мая 1851 года в возрасте 63 лет.

Несмотря на то что личная жизнь Эжена де Богарне зависела от Наполеона в не меньшей степени, чем профессиональная, их с Августой-Амелией брак, как ни странно, получился вполне счастливым. «Это была любящая пара, и их семейство постоянно увеличивалось». Жозефина-Максимилиана-Евгения-Наполеона родилась в 1807 году, Евгения-Гортензия_ Августа — в 1808_м, Август-Карл-Эжен-Наполеон — в 1810 м, Амелия-Августа-Евгения_ Наполеона — в 1812 году. В 1814 году родилась Теоделинда-Луиза-Евгения-Августа_ Наполеона, в 1816_м — Каролина-Клотильда, в 1817_м — Максимилиан-Жозеф-Эжен_ Август-Наполеон. Для простоты изложения в дальнейшем мы будем называть их соответственно Жозефиной, Евгенией, Августом, Амелией, Теоделиндой, Каролиной и Максимилианом.

//__ * * * __//

Жозефина де Богарне родилась 14 марта 1807 года в Милане. 29 декабря 1807 года она получила титул принцессы Болоньской, а 28 мая 1813 года — титул герцогини Галльера. 14 ноября 1817 года, когда ее отец получил титул герцога Лейхтенбергского, Жозефина тоже стала Ее Высочеством.

22 мая 1823 года Жозефина вышла замуж за принца Оскара Шведского и Норвежского (урожденного Жозефа-Франсуа-Оскара Бернадотта). Оскар был сыном наполеоновского маршала Жана-Батиста Бернадотта, ставшего в 1818 году королем Швеции и Норвегии Карлом XIV Юханом, и Дезире Клари, бывшей невесты Наполеона (впоследствии королевы Дезидерии).

У Жозефины и Оскара[14] было пять детей, в том числе будущие короли Карл XV и Оскар II.

Жозефина умерла 7 июня 1876 года в Стокгольме в возрасте 69 лет. Ее последними словами были: «Я очень счастлива».

//__ * * * __//

Евгения де Богарне родилась 23 декабря 1808 года в Милане. 22 мая 1826 года она вышла замуж за прусского принца Фридриха-Вильгельма фон Гогенцоллерн-Эхингена. Умерла она 1 сентября 1847 года в Фрейденштате в возрасте 38 лет.

//__ * * * __//

Август де Богарне родился 9 декабря 1810 года в Милане и стал 2_м герцогом Лейхтенбергским.

1 декабря 1834 года он женился в Мюнхене на Марии II, королеве Поргугалии из Брагансской династии. Марии было всего семь лет, когда ее отец, бразильский император Педру IV, отрекся в ее пользу от португальского престола. Однако власть в Португалии захватил ее дядя Мигел. Только в 1834 году, после упорной войны, Мария смогла вернуть престол. Именно поэтому официальная церемония ее бракосочетания с Августом состоялась лишь 26 января 1835 года. Празднования проходили в Лиссабоне. К несчастью, Август умер 28 марта, то есть всего через два месяца после свадьбы.

//__ * * * __//

Амелия де Богарне родилась 31 июля 1812 года в Милане.

2 августа 1829 года в Мюнхене она вышла замуж за Педру I, императора Бразилии, который был на 14 лет старше ее. Официальная церемония их бракосочетания состоялась 17 октября в Рио-де-Жанейро. Таким образом, Амелия стала императрицей Бразилии.

В 1831 году у них родилась дочь, которую назвали Марией-Амелией-Августой_ Евгенией.

Муж Амелии умер 24 сентября 1834 года. Их дочь умерла 4 февраля 1853 года. Амелия, пережив всех, умерла в Лиссабоне 26 января 1873 года в возрасте 61 года.

//__ * * * __//

Теоделинда де Богарне родилась 13 апреля 1814 года в Мантуе.

8 февраля 1841 года она вышла замуж за графа Фридриха-Вильгельма Вюртембергского. А умерла она 1 апреля 1857 года в Штутгарте в возрасте неполных 43 лет.

//__ * * * __//

К сожалению, Каролина де Богарне, родившаяся в Мюнхене 15 января 1816 года, умерла через десять дней.

//__ * * * __//

Максимилиан де Богарне родился 2 октября 1817 года в Мюнхене и стал 3_м герцогом Лейхтенбергским.

Рано лишившись отца, Максимилиан воспитывался под руководством своей матери, одной из просвещеннейших принцесс того времени, а также под руководством графа де Межана.

Получив прекрасное образование, он поступил лейтенантом на Баварскую службу и вскоре стал командиром 6_го кавалерийского полка, то есть получил именно ту должность, какую ранее занимали его отец и старший брат.

В 1837 году Максимилиан Лейхтенбергский, состоявший на баварской службе, приехал в Россию на большие кавалерийские маневры. Он был ласково принят, сопровождал русского императора в Одессу, откуда отправился в Константинополь, Смирну и Афины.

В октябре 1838 года он стал женихом, а 14 июля 1839 года в часовне Зимнего дворца сочетался браком с Великой княжной Марией Николаевной, старшей и любимой дочерью русского императора Николая I.

Один из современников тогда написал: «Герцог Лейхтенбергский — молодой, высокого роста, крепко и хорошо сложенный человек. Черты его лица невыразительны, глаза красивы, но рот неправильной формы и слишком выдается вперед. <.> Из его родных никто не прибыл в Петербург, чтобы присутствовать на торжестве бракосочетания».

Родство Максимилиана с королем Баварии и некоторыми другими королевскими династиями позволило Николаю I разрешить этот брак, который оказался весьма кстати и с политической точки зрения: им прочно скреплялась родственная связь трех государств — России, Франции и Баварии, а значит, и мир.

Единственное, что потребовалось от герцога — это принять православную веру и обязаться верой и правдой служить Русскому трону и Отечеству. После этого Максимилиан Лейхтенбергский стал генерал-майором русской службы и шефом Киевского гусарского полка. Впоследствии он командовал 1 й гвардейской легкокавалерийской дивизией.

В 1839 году Максимилиан Лейхтенбергский был назначен почетным членом Академии наук. 26 сентября 1842 года он стал почетным членом Академии художеств, ас 1843 года вплоть до своей кончины был ее президентом.

Умер Максимилиан Лейхтенбергский 1 ноября 1852 года в Санкт-Петербурге от простуды. Позже его сердце было перевезено в церковь Святого Михаила в Мюнхене.

После смерти Максимилиана Лейхтенбергского император Николай I указом от 6 декабря 1852 года повелел включить его потомство в Российский Императорский Дом с титулом князей Романовских с наименованием Их Императорскими Высочествами.

Дочь поэта Ф. И. Тютчева и фрейлина Высочайшего двора Анна Федоровна Тютчева, удостоила Максимилиана Лейхтенбергского и его супругу следующей характеристики: «К несчастью, она была выдана замуж в возрасте 17 лет за принца Лейхтенбергского. красивого малого, кутилу и игрока, который, чтобы пользоваться большей свободой в собственном разврате, постарался деморализовать свою молодую жену».

При этом приходится признать, что и «деморализованная» Мария Николаевна не прославилась безупречной супружеской добродетелью. В частности, ее связь с графом Григорием Александровичем Строгановым началась еще при жизни мужа. По слухам, после рождения старших детей (Николая и Евгении) Мария Николаевна “отлучила его [супруга. — Авт.] от своего ложа”».

Когда же у нее родился сын Георгий, придворные начали острить, играя на созвучии имени ребенка и названия высшей военной награды Российской империи, что Максимилиан, хотя «в деле не был, но Георгия получил».

Когда закончился положенный по правилам траур, Мария Николаевна тайно, против воли императора, обвенчалась с графом Строгановым. Это исключало их совместное появление в свете и при дворе. В результате она часто и надолго уезжала с новым мужем и младшими детьми за границу.

Отметим, что официально у Максимилиана Лейхтенбергского и Марии Николаевны было семь детей, которых крестили в православии и воспитывали при дворе Николая I. Из них Николай Максимилианович, родившийся в 1843 году, стал генералом от кавалерии, а Евгений Максимилианович, родившийся в 1847 году, — генералом от инфантерии. Сергей Максимилианович, родившийся в 1849 году, и Георгий Максимилианович, родившийся в 1852 году, дослужились до генерал-майоров. При этом первый из них погиб в ходе Русско-турецкой войны.

Внук Эжена де Богарне был сражен наповал во время рекогносцировки у Йован_ Чифтлика в 8 часов утра 12 (24) октября 1877 года. Он выехал на боевую линию и остановился на кургане у самого спуска в деревню; турецкая пуля попала в околыш фуражки чуть левее кокарды.

Автор: Безупречный во всем Эжен де Богарне
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт Люди, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!