Вход Регистрация

Людовик XIV и Луиза де Лавальер

11 июля 2018, в 12:42

Людовик XIV Французский вошел в историю под именем Король-Солнце – однако не потому, что был выдающимся монархом или человеком. Самовлюбленный король обожал балет и в придворных спектаклях зачастую лично исполнял роль Солнца – блестящего светила.


Людовик XIV Французский. Пьер Миньяр


Живя в окружении алчных фавориток, Король-Солнце смотрел на женщин как на существ меркантильных, ценящих прежде всего материальные блага. Однако каково же было удивление монарха, когда среди испорченного нравственно двора он встретил чистое и любящее сердце, не развращенное и не изуродованное стремлением к наживе!

Луиза де Лавальер родилась в бедной дворянской семье и выросла среди полей и лесов. Девочка чрезвычайно любила природу, цветы и домашних животных, особенно лошадей. Любовь к верховой езде и связанный с ней несчастный случай навсегда наложили отпечаток на характер и внешность девушки: в ранней юности Луиза упала с лошади и сломала ногу.

Нога срослась неправильно, и молодая дворянка на всю жизнь осталась хромой. Но если внешность ее пострадала, то характер, и прежде очень мягкий, после рокового падения стал и вовсе ангельским: в то время как сестры Луизы только и думали о нарядах и женихах, она стремилась к тихой жизни и одиночеству и много молилась. «Да и кто, – говорили ей сестры, – возьмет тебя, хромоножку, замуж?»

Сама Луиза также считала себя непривлекательной калекой, однако это было не совсем правдой: да, она была хрома, крайне застенчива, однако современники, описывавшие мадемуазель де Лавальер, отмечали, что была в этой девушке какая-то особая, внутренняя красота, которой светились ее прекрасные огромные глаза.

Дальняя родственница девушки, герцогиня де Сен-Реми рекомендовала ее королеве Анне Австрийской в качестве фрейлины к герцогине Орлеанской Генриетте Стюарт. Герцогиня, слывшая дамой весьма красивой, остроумной и любящей балы, театры и охоту, развлекалась целыми днями. Ее муж мало обращал внимания на то, чем занята его жена. Герцог Орлеанский не скрывал своего влечения к молоденьким мальчикам.

Генриетта не слишком обижалась на такое пренебрежение к своей особе, потому что поведение мужа лишь развязывало ей руки. Герцогиня хотела привлечь к себе внимание самого короля, и это ей вполне удалось. Встречаться открыто любовникам запрещал этикет, поэтому они придумали гениальный ход: решили, что король сделает вид, будто увлечен одной из фрейлин. Под таким вполне приличным по тем временам прикрытием король мог открыто посещать покои своей невестки и оставаться там сколько вздумается.

Хромоножка Луиза, которую герцогиня избрала своей наперсницей, и сама не заметила, как влюбилась в короля. Наверное, первым ее чувством была все же не любовь, а жалость – ведь король и сам оказался калекой! Людовик XIV родился без носовой перегородки, и во время еды часть пережеванной пищи выходила у него через нос. Луиза от всей души жалела короля – ведь ее увечье можно было скрыть под платьем, а недостаток короля частенько оказывался виден всем!

Однажды, когда она поздно вечером сидела и разговаривала со своей подругой в саду – а разговор шел о том, что Луиза давно и безнадежно любит короля – их разговор был случайно подслушан самим Людовиком, возвращавшимся со свидания. Девушка говорила так горячо и искренне, что король поневоле остановился. Услышанное потрясло его до глубины души.

Вернувшись к себе, Людовик так и не смог уснуть. Ничего подобного раньше с ним никогда не случалось. Он не мог забыть тихий голос девушки, его преследовали видения: ее склоненная голова, дышащая невинностью фигура… Король влюбился. Он пытался бороться с этим чувством – ведь выбор в фаворитки такой девушки, как Луиза, мог быть просто-напросто осмеян двором! Однако чувство было сильнее доводов разума – и он решился предложить Луизе себя.

Разумеется, ни о каком браке и речи быть не могло – брак для монархов того времени был вещью сугубо династической. Но любовница короля, носящая официальный титул фаворитки, имела куда большее влияние на политику, чем королева, удел которой сводился лишь к рождению наследников да укреплению родственных уз.

К чести девушки, сопротивлялась она довольно долго. Порядочность, правдивость, высокие моральные принципы – все в ней противилось внебрачной связи, даже если предлагал себя сам король. Людовик, распаленный тем, что ему оказывают такое невиданное сопротивление, однажды ночью даже влез к предмету своего обожания в окно – совсем как мальчишка!

Однако Луиза не пала, как крепость под натиском противника, а с отчаяньем упрашивала короля не поддаваться греховной страсти – ведь его законная супруга, королева, как раз ждала ребенка. Под влиянием Луизы король и сам стал меняться: из капризного, пресыщенного и думающего только о развлечениях молодого человека он превратился в настоящего рыцаря. В нем проявились дремавшие дотоле мужские качества: верность, твердость, галантность. Людовик проводил с Луизой целые дни, осыпал ее подарками, и при виде такой самоотверженности она наконец сдалась.

Король был на седьмом небе от счастья – а его двор не смог ни понять, ни оценить королевский выбор. Новая фаворитка была, по тогдашним представлениям, нехороша собой, да к тому же хромонога! Одни объясняли предпочтение короля колдовством. Дескать, эта бедная, ничем не примечательная и не родовитая девица привязала к себе короля с помощью чар. Другие говорили, что мадемуазель де Лавальер привлекла внимание короля с помощью особо непристойных умений в плотских утехах. Но никому и в голову не пришло, что своим возвышением Луиза обязана только своей настоящей, искренней и чистой любви.

Счастью Луизы завидовали многие. Бывшие фаворитки, которых король теперь просто не замечал, искали случая унизить соперницу, отпуская ядовитые замечания насчет ее хромоты и невзрачности. Луиза стойко терпела неприязнь двора, однако случилось еще одно неприятное и непредвиденное происшествие: в столицу приехал бывший жених девушки, до которого дошли слухи о ее непристойном поведении.

Жених потребовал от мадемуазель Лавальер написанные им письма и устроил в ее покоях громкий скандал, слух о котором, не без содействия заинтересованных лиц, достиг ушей короля. Соперницы Луизы ликовали: король разгневался, его сжигало никогда дотоле не изведанное им чувство ревности. И впервые за все время их романа, длившегося уже много месяцев, Людовик не явился к своей возлюбленной ночевать.

Луиза также не спала ночь – она ждала любимого, который должен был утешить ее, униженную и оскорбленную бывшим женихом. Однако наступил рассвет, а король так и не появился! Тогда несчастная девушка потихоньку вышла из дворца и отправилась в ближайший монастырь. Там она пала на колени и с горячей молитвой покаялась в прегрешениях, горюя об утраченной чистоте…

Молясь в стенах обители, Луиза твердо решила постричься в монахини, чтобы искупить свой грех, а заодно отмолить и все грехи короля. Охваченная раскаянием, бедная девушка стояла на коленях на холодном каменном полу до самого вечера, а потом, обессиленная, лишилась чувств. Такой ее и нашел вбежавший в церковь Людовик. Он подхватил любимую на руки и отнес во дворец. Король был полон раскаяния – он рыдал, просил прощения, говорил о своей любви так, что Луиза отменила решение уйти в монастырь.

Именно для скромной мадемуазель де Лавальер Король-Солнце решил перестроить существующий дворец, сделать его достойным своей великой любви. Под руководством ландшафтного художника Ленотра и живописца Лебрена работы велись и днем и ночью – и вскоре обновленный и перестроенный Версаль стал красивейшей постройкой своего времени.

Луиза не стремилась к роскоши: она жила скромно, ее вполне устраивали непритязательные апартаменты, в которых она могла быть счастлива со своим любимым, приезжавшим из Парижа к ней одной. К тому же фаворитка короля была беременна – и находила тихое счастье в мечтах о воспитании ребенка, который вот-вот должен был появиться на свет.

Однако король настоял на своем: весной 1663 года мадемуазель де Лавальер получила официальный титул «фаворитка короля» и была торжественно переселена в Версаль. Король был горд и счастлив. Он устраивал в честь возлюбленной балы и фейерверки, но… Луиза все больше стыдилась своего положения любовницы и не была счастлива. Она все чаще размышляла о том, что, может быть, ей не стоило уступать королю, а нужно было выйти замуж за такого же скромного, как она сама, человека и тихо жить с ним и детьми в провинции? Но изменить в своей судьбе она уже ничего не могла; кроме того, она действительно любила Людовика!

Год спустя Луиза родила дочь, а еще через три года король, чья верность невзрачной фаворитке стала притчей во языцех, пожаловал ей титул герцогини де Вожур. К тому времени Луиза стала матерью в третий раз, но ее дети, плод великой любви, были незаконнорожденными и не могли претендовать на французский престол. Впрочем, Луизу мало занимало наследование трона – она всего лишь не хотела жить во грехе. Несмотря на то что король явно и самозабвенно был счастлив с ней, ее постоянно мучило осознание нечистоты и незаконности их связи.

Луиза, которая чувствовала себя во дворце не в своей тарелке и думала лишь о простом семейном счастье, в конце концов наскучила Людовику своей строгой моралью – и тот стал искать чувственных развлечений на стороне. Его выбор пал на ослепительно красивую Атенаис де Монтеспан.

Король поселил новую любовницу в соседней с Луизой комнате и потребовал… чтобы женщины подружились! Луиза, привыкшая ни в чем не перечить королю, даже прогуливалась по саду с новой «подругой», проводила с ней вечера, играя в карты под пристальным взором короля.

Непонятно, чего пытался добиться таким способом Людовик или его новая любовница, но об Атенаис ходили самые черные слухи. Ее обвиняли в приверженности сатанизму, проведении «черных месс», подсыпании в пищу короля приворотного зелья. Вряд ли в этих слухах была хоть частица правды, но Король-Солнце чрезвычайно скоро превратился из порядочного любящего человека, обожавшего Луизу и детей, в развратного и циничного сластолюбца.

В 1669 году маркиза де Монтеспан родила дочь, а через год – сына, чем еще больше привязала короля к себе. Однако Людовик еще питал к Луизе какие-то чувства и изредка навещал ее. Эти свидания не приносили ни ему, ни ей ни облегчения, ни радости: Людовик чувствовал себя виноватым, а скромная хромоножка Луиза все больше замыкалась в себе и старалась не сердить того, кого она все еще любила больше жизни…

Когда Атенаис родила еще одну дочь, король заставил Луизу стать крестной матерью этого ребенка. Это стало последней каплей: на следующий день Луиза уехала из столицы с твердым намерением постричься в монахини. Но сделать это женщине, у которой была внебрачная связь и дети от нее, было непросто.

Пускай отцом ее детей был сам король, но мать-настоятельница категорически отказалась принимать в обитель развратную женщину, которой была в ее глазах Луиза. Бедняжка поселилась в деревушке близ монастыря и каждое утро приходила и часами стояла на коленях – нет, не в храме, куда ей был закрыт доступ, а под его стенами, на голой земле!

Только через два месяца сердце настоятельницы смягчилось и та решила допустить грешницу в монастырь. Второго июня 1675 года, в возрасте тридцати лет, Луиза сняла с себя мирской наряд и надела черное платье послушницы. Двери кельи навсегда захлопнулись за ней – герцогини де Лавальер больше не существовало, появилась монахиня Луиза.

Король проливал крокодильи слезы, но не спешил вернуть былую любовь. Теперь он проводил время с доступными красавицами. Детей роковой Атенаис, чтобы уберечь от тлетворного влияния матери, отдали на воспитание славящейся своими религиозными убеждениями аристократке – мадам де Ментенон.

На закате жизни король женится на этой скромной женщине и проведет с ней свои последние десять лет. Также стареющий Король-Солнце запретит у себя во дворце любовные интриги, супружеские измены, однополую любовь. Несомненно, его подвигли на такой шаг не только наставления мадам де Ментенон, но и воспоминания о милой, искренней и набожной Луизе.

Луиза де Лавальер, для которой светская жизнь закончилась за стенами монастыря, провела в нем долгих тридцать шесть лет и заслужила любовь и уважение монахинь. Бывшая любовница короля, теперь чтившая только одного небесного жениха, своим безупречным поведением, беззаветным служением Богу, самопожертвованием и терпением поражала даже монахинь.

Король ни разу не навестил Луизу в монастыре, но однажды к ней приехала сама бывшая соперница – королева Мария-Терезия. О чем говорили женщины – осталось тайной, но королева вышла из кельи Луизы в слезах…

Сами же монахини считали сестру Луизу святой. Говорят, после смерти тело ее было окутано светящимся ореолом. Это, несомненно, была любовь: к людям, к собственным детям, к королю, который не сумел сохранить их отношения, и к Богу, который так щедро наделил ею Луизу-хромоножку…

Автор: Людовик XIV и Луиза де Лавальер
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт Люди, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!