Вход Регистрация
Великие истории любви

Коллонтай и Дыбенко

11 июля 2018, в 12:09

Александра Михайловна Коллонтай (из рода князей Домонтович) родилась в 1872 году в Петербурге в обеспеченной дворянской семье. Отец ее был высокопоставленным генералом. Она оказалась не только первой в мировой истории женщиной-министром и первой женщиной-послом, но и предвестницей пресловутой «сексуальной революции», произошедшей во второй половине XX века. На протяжении всей своей жизни она неоднократно бросала вызовы обществу.

Мать Шурочки родилась в Финляндии в семье простого крестьянина. Ее отец разбогател, продавая древесину. Крестьянка влюбилась в Домонтовича, когда уже была замужем. У нее имелись дети, и она с огромным трудом получила развод. Брак дворянина Домонтовича и влюбившейся в него крестьянки для XIX века — событие из ряда вон выходящее. Родители Коллонтай, как в сказке, «жили счастливо, в согласии» и действительно умерли практически в один день.

Жизнь родителей, в основе которой лежало большое и чистое чувство, сказалась в определенной степени на мировоззрении их юной дочери. Родители попрали устоявшиеся нормы общества, бросили им вызов. Их дочь, имея перед глазами живой пример, поступила точно так же, только пошла гораздо дальше в своих устремлениях, желаниях и представлениях о браке.

С юных лет Александра пользовалась огромным успехом у мужчин и отличалась разборчивостью в них. Она отказалась выйти замуж за генерала, личного адъютанта императора Александра III. Сорокалетний красавец сделал ей предложение в первый же вечер знакомства. Родители, мечтавшие о блестящей партии для своей дочери, были в шоке. Один из воздыхателей Александры, Иван Драгомиров (сын известного генерала) не выдержал ее обращения и застрелился.

Генеральская дочь вопреки воле родителей вышла замуж по большой любви за своего троюродного брата, выпускника Военно-инженерной академии Владимира Коллонтая. Через год после свадьбы родился сын Михаил. Создавалась полная семейная идиллия — обеспеченный дом, здоровый милый ребенок, всепонимающий муж. Но душа Александры начала томиться в тиши беззаботного существования. Она познакомилась с марксистами, усиленно штудировала их книги, посещала тайные кружки. Пока Владимир, заботясь о благе семьи, пытался делать военную карьеру, его жена с головой отдалась модным в те годы революционным течениям. В 1898 году она уехала от мужа за границу. Единственное, что мог сделать Владимир, этот до мозга костей порядочный человек, — отпустить жену с миром, предоставив ей полную свободу. «Как для тебя будет лучше, так ты и поступай». Впоследствии Александра Михайловна часто вспоминала те редкие душевные качества, которыми уже никогда не одаривали окружавшие ее люди — понимание, милосердие, прощение и, конечно, любовь.

За границей Коллонтай посещала лекции по экономике и статистике, начала писать политические работы, завязала важные знакомства — с Лениным, Плехановым, Розой Люксембург. Центральной темой ее политического интереса стал женский вопрос. Коллонтай посетила целый ряд стран Европы (Бельгию, Великобританию, Германию, Данию, Норвегию, Францию, Швейцарию, Швецию), где налаживала связи с местным социал-демократическим и суфражистским движениями, принимая в них активное участие. Суфражистки — участницы движения за предоставление женщинам избирательных прав. Также суфражистки выступали против дискриминации женщин в целом. Она читала лекции на любые темы — от творчества Л. Толстого до положения женщины в семье. Жизнь ее была бурной.

Александра Коллонтай за время жизни за границей стала феминисткой и представляла собой новый тип женщины. Она ратовала за равенство полов, мечтала о том, чтобы прекрасная половина человечества наконец-то освободилась от буржуазных оков, а в дневнике писала: «Необходимо широко распахнуть перед женщиной врата полноценной жизни. Нужно закалить ее сердце и волю. Пора наконец-то научить женщину смотреть на любовь не как на основу жизни, а как на средство, способное выявить свое истинное Я».

Коллонтай встречалась с мужчинами, она была свободной женщиной, хотя и неразведенной. У нее были как длительные романы, так и эпизодические отношения. Самая длинная любовная связь продолжалась со Шляпниковым. Это революционер, ближайший соратник Ленина. Он был моложе Александры на 13 лет. Она вообще предпочитала мужчин младше себя по возрасту. Сама же выглядела гораздо моложе своих лет: следила тщательно за внешностью и очень любила модно одеваться. Ее всегда привлекали сильные, незаурядные и волевые личности. Таковых среди революционеров было предостаточно. Она легко разрывала отношения, причем всегда являлась инициатором. Ее любимая фраза в те годы: «Иду на разрыв».

Наступил 1917 год. Александре Михайловне Коллонтай уже 45 лет. Больше половины жизни прожито. Почти 20 лет отдано революционной деятельности. Она моментально оказалась в Петрограде.

Общее воодушевление революционной феерии подействовало на нее опьяняюще. Ее выступления на многотысячных митингах вызывали у слушателей массовую эйфорию, и одержимая революционным экстазом толпа устраивала ей овации. Именно в этот период «валькирия революции», как называли ее корреспонденты западных изданий, познакомилась с вожаком революционно настроенных матросов Балтийского флота Павлом Дыбенко. В тот момент ему было 28 лет.

Свой боевой путь Дыбенко начал матросом Балтийского флота на штрафном корабле «Двина». Павел Дыбенко являлся инициатором антивоенного выступления матросов на линкоре «Император Павел I» в 1915 году. За это преступление и нарушение присяги Дыбенко посадили в тюрьму на 6 месяцев. Затем пламенного борца за счастье народа отправили на фронт. Дыбенко не воевал, а занимался антивоенной агитацией. Его вновь арестовали и посадили в тюрьму. Свободу неугомонному борцу принесла Февральская революция.

30 апреля 1917 года был создан Центробалт — матросский орган власти. Его председателем стал Дыбенко. Вся власть на Балтийском флоте в его руках.

Однажды в апреле 1917 года Коллонтай произносила яркую пламенную речь, а ее плотной стеной окружали матросы. Неожиданно синие прекрасные глаза женщины наткнулись на уверенный и пристальный взгляд. На нее смотрел красавец брюнет. Огромный рост, атлетическое телосложение, жгуче-черные глаза. Сердце профессиональной революционерки дрогнуло. По окончании митинга Дыбенко представил Коллонтай личному составу линкора, отметив, что она — первая женщина на его палубе. На катере Павел лично отвез Александру Михайловну в порт, а затем на руках перенес на берег.

Стареющая нимфа революции и молодой мужественный красавец, беззаветно преданный делу большевистской партии. Красивая сказка, безумная страстная любовь. Они сочетаются официальным браком. Эта запись является первой в книге актов гражданского состояния молодого государства рабочих и крестьян. Ничего, что ему было к тому времени всего 28, ничего, что она принадлежала к аристократическому роду, а он едва мог прочесть несколько слов, Павел выгодно отличался от тех интеллигентных революционеров, с которыми прежде Коллонтай имела дело. Дыбенко привлекал ее неуемной страстью, здоровыми эмоциями и романтической биографией.

Его вклад в победу Ленина и Троцкого несомненен. В ночь восстания именно Дыбенко сказал свое веское слово. По его приказу крейсер «Аврора» и еще десяток военных кораблей вошли в Неву; 10 тысяч матросов встали под большевистские знамена. В этом немалая заслуга Александры Коллонтай. Разве мог Дыбенко подвести свою любимую. Коллонтай отмечала: «Люблю в нем сочетание крепкой воли и беспощадности, заставляющее видеть в нем жестокого, страшного Дыбенко. Это человек, у которого преобладает не интеллект, а душа, сердце, воля, энергия. Я верю в Павлушу и его Звезду. Он — Орел».

Он и она, а вокруг бушует революция. Они оба входят в состав Советского правительства. Дыбенко — нарком по военным и морским делам. Александра Михайловна получила должность наркома призрения, что означало опеку заброшенных детей, инвалидов, старух. Умения красиво говорить было явно недостаточно, и Коллонтай терпела поражение за поражением на поприще государственного деятеля. Оказалось, что критиковать было легче, чем самой делать что-то конструктивное. А проигрывать Александра Михайловна не могла, и решила предпринять чисто революционный штурм. Однажды она распорядилась занять с помощью отряда матросов Александро-Невскую лавру, чтобы устроить в священном монастыре дом инвалидов. Действия вокруг реквизиции Лавры стали непосредственной причиной издания патриархом Тихоном «Воззвания», анафематствовавшего «безумцев». Реквизицию Лавры пришлось отложить.

Дыбенко назавтра отправлялся на фронт. Ему поручено было остановить немецкие войска под Псковом и Нарвой. Он сформировал революционные отряды из матросов и отбыл к месту боевых действий. После первых же стычек с германской армией его отряды бегут. Они захватывают эшелон и убывают на нем в неизвестном направлении. Около Гатчины отряд был разоружен 6 марта. Революционный трибунал вынес решение: снять Павла Ефимовича Дыбенко со всех постов и исключить из партии.

Коллонтай просила Ленина простить Дыбенко, но Ленин был неумолим. Коллонтай видела, что отношение Ленина к ней меняется, и не стала ждать, когда ее снимут с поста наркома. Она попросила товарищей позволения уехать на Украину и именно там продолжить служение делу революции. Всем было понятно ее желание удалиться как можно дальше от Ленина, и никто не возражал.

По инициативе бывшего наркома государственного призрения Дыбенко отправляется на якобы подпольную работу в Украину. Они опять вместе, но счастье так изменчиво. Летом 1918 года он попал в Севастополе в плен к немцам и ему грозила смертная казнь, только личная дружба Александры Михайловны с Лениным спасла жизнь Дыбенко. По просьбе Коллонтай любимого обменяли на немецких офицеров. Это происходит в ноябре 1918 года.

Коллонтай является главным пропагандистом и идеологом Красной армии на юге. Она на короткой ноге с Ворошиловым, Сталиным, Егоровым. Эти люди командуют войсками Южного фронта, и женщина уговаривает их доверить разжалованному наркому хоть какое-нибудь воинское подразделение. Его ставят командиром полка. Затем, при содействии Александры, он становится командиром бригады, дивизии и, наконец, командующим Крымской армии.

В середине февраля 1919 года Александра Михайловна встретилась с атаманом Григорьевым. У него были огромные партизанские силы на Украине. Она использовала все свое обаяние, чтобы уговорить сурового атамана перейти на сторону Крымской армии. Через две ночи страстной любви Григорьев дал согласие на сотрудничество и признал своим командиром Дыбенко. Коллонтай послала победную радиограмму в Москву и эту немалую заслугу полностью приписала своему Павлу. Она была готова на все, лишь бы реабилитировать любимого в глазах товарищей по партии. В апреле 1919 года в Крыму была создана Крымская советская республика. Дыбенко назначили наркомом по военным и морским делам в этом новом государственном образовании.

Казалось, жизнь наладилась. Но летом 1919 года началась поспешная эвакуация большевистских сил под ударами армии генерала Слащева, а 26 июня Крымская советская республика прекратила свое существование. Тогда Александра пристроила своего любимого к Михаилу Тухачевскому, а сама отправилась в Москву.

В Москве Александра Коллонтай с головой погружается в «женский вопрос». Это не только поручение партии, но и ее самая любимая тема. По инициативе Александры Михайловны упрощается процедура развода. Теперь, чтобы снять с себя узы Гименея, необходимо лишь желание одной из сторон и небольшая пошлина в государственную казну. Вся процедура занимает минуты.

Коллонтай попыталась в те годы теоретизировать свои взгляды на проблемы семьи, морали и нравственности. Она относилась к семье крайне скептически, полагая, что женщины должны служить интересам класса, а не обособленной ячейке общества. Позже семейно-половая доктрина Александры Коллонтай была вульгаризирована и сведена к пресловутой теории «стакана воды». Мол, комсомольцу и комсомолке вступить в интимную связь должно быть так же просто, как утолить жажду. На самом деле, отношение Коллонтай к этой теории не установлено. В отличие от примитивных представлений этой теории, Коллонтай все же писала о необходимости любви во взаимоотношении полов.

После участия в подавлении Кронштадтского мятежа в мае 1921 года Дыбенко поставили начальником Черноморского сектора. Это огромная территория, охватывающая юг Украины, а Дыбенко на ней был самым главным. Обосновался он в Одессе.

Роман с Коллонтай, конечно, тешил самолюбие Павла. «Такая женщина — и его!» Однако серьезно к пятидесятилетней женщине-политику мужчина с крестьянской психологией относиться не мог, он искал скромную, простую девушку, и, понятное дело, нашел среди молодых красавиц Одессы. Коллонтай застала мужа с любовницей. В душе пламенной революционерки произошел надлом. Она вдруг осознала, что не может любить этого человека. В своем дневнике жестоко обманутая женщина написала: «Немедленно выпрямись, Коллонтай. Не позволяй ему топтать свое достоинство. Ты не жена, ты — гордый человек». После этого она немедленно покинула Одессу. Павлу она оставила записку: «Между нами все кончено. Я уезжаю в Москву. Ты можешь делать, что хочешь. Твоя жизнь меня больше не интересует». Дыбенко не захотел мириться с потерей. Он писал Александре покаянные письма, объяснялся в любви, но та на них не отвечала.

26 февраля 1938 года Дыбенко был арестован. Он признал себя виновным в участии в антисоветском троцкистском военно-фашистском заговоре. 29 июля 1938 года приговорен к смертной казни.

Коллонтай работала на Советскую Россию всю оставшуюся жизнь. Эта незаурядная, сильная женщина была революционеркой во всем. Александра Михайловна Коллонтай умерла от сердечного приступа в марте 1952 года, не дожив нескольких дней до 80-летия. 

Автор: Коллонтай и Дыбенко
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт Люди, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!