Вход Регистрация
Великие истории любви

Кронпринц Рудольф Франц Карл Иосиф и Мария Вечера

11 июля 2018, в 12:51

Любовные романы далеко не всегда заканчиваются свадьбой и дальнейшей счастливой жизнью, особенно когда это романы монарших особ. Отношения австрийского кронпринца Франца Карла Иосифа и румынской баронессы Марии Александрины фон Вечеры – яркое тому доказательство. Казалось бы, чего еще желать: и он, и она свободны, молоды, титулованы… Как говорится, совет да любовь! Но нет, отношения кронпринца и баронессы в конце концов так запутались, что их роман завершился жуткой трагедией, потрясшей Европу ХIХ века.


Портрет кронпринца Рудольфа. Евгений Феликс


Начало этой истории было положено на балу, состоявшемся в ноябре 1888 года в замке Хофбург. Роскошный бал, призванный разогнать осенний сплин, собрал множество пышных красавиц, среди которых блистала и юная баронесса Мария Вечера – одна из самых желанных европейских невест.

Марии было только семнадцать – возраст, когда сердце особенно уязвимо для романтических стрел Амура. Однако красавица была переборчива: ей уже успели предложить руку и сердце множество кавалеров, но она так и не сочла никого из них достойным. Возможно, она была права: когда сердце молчит при виде очередного соискателя, что толку в богатстве, знатности или военных орденах? И зачем тогда вообще нужно связывать себя узами брака? Душа Марии рвалась лишь к одному человеку, который – увы! – пока не обращал на нее никакого внимания.

Должно быть, этот бал был роковым как в ее судьбе, так и в жизни того, к кому она так стремилась. Потому что в середине бала графиня Лариш – сама бывшая любовница кронпринца – подвела к девушке Рудольфа Франца Карла Иосифа. Пряча смущенное лицо, Мария присела в глубоком реверансе. Ее склоненные перед ним плечи, шея в глубоком вырезе бального платья, пышные волосы – все было великолепно. И хотя многие считали Марию простоватой, кронпринцу она показалась ослепительной. Венгерский писатель Круди так отзывался о Марии Вечере: «Она была достаточно заурядной особой, однако обладала грудным голосом, проникающим в самые глубины мужского сердца…»

Голос – мощное орудие обольщения, недаром никто не мог спастись от мифических сирен, завлекавших моряков своим божественным пением! Впрочем, многие современники описывали Марию Вечеру в таком духе: «Юная, еще не достигшая двадцатилетия дама привлекала всеобщее внимание своей блистательной красотой. Глаза, казавшиеся больше обычного, мрачно пылали, она была словно раскалена каждой клеточкой своего естества». Это описание, которое замечательно подходит к сохранившимся фотографическим портретам баронессы, мне кажется гораздо ближе к оригиналу. Как верно и то, что красота Марии многим казалась роковой и демонической…

Дамы на балу, прикрывшись веерами и наблюдая издали за ухаживаниями кронпринца, шептались о том, что Мария далеко не девственница и, более того, имеет богатый опыт завлечения мужчин. Говорили о ее вовсе не платоническом романе с неким английским офицером, болтали и о том, что встреча на балу была далеко не случайной: Мария якобы сама написала наследнику полное двусмысленных намеков письмо и умоляла о свидании!

Была ли в этих сплетнях хоть толика правды? На этот вопрос трудно ответить, но явным было лишь одно – до конца вечера кронпринц ни на шаг не отходил от Марии. Он был увлечен ею до помрачения рассудка. Ветреный, беспечный Рудольф, на счету которого была не одна любовная победа, теперь сам попал в сети страсти.

Кронпринц Рудольф, или Руди, как ласково называли его те, кому он был близок, был весьма умным и образованным человеком. Он прекрасно разбирался в естественных науках, однако, когда в возрасте 17 лет наследник решил поступать в университет для продолжения образования, император Франц-Иосиф категорически воспротивился этому. Наследнику престола приличествовала лишь военная карьера. Проще говоря, император ненавидел «ботаников» всем сердцем, и его сын вынужден был покориться.

Рудольф безропотно трудился на военном поприще, однако личное время посвящал тому, что занимало его больше всего: орнитологии и исследованию масонского движения. Кронпринц был крайне честолюбив и втихомолку от отца надеялся выдвинуться в науке.

Несмотря на то что Руди частенько любил прихвастнуть своими успехами, в обществе его обожали. Красивый, веселый, обаятельный, не скупящийся на комплименты молодой мужчина был мечтой многих аристократических красавиц. Принцу приписывали кучу романов, но большинство из них были выдумками самих экзальтированных дам, так и не добившихся от него взаимности.

В конце концов слухи и сплетни вокруг особы наследника так надоели Францу-Иосифу, поборнику строгих правил, что тот, недолго думая, женил ветреного отпрыска на бельгийской принцессе Стефании. Руди не питал особых чувств к жене, однако под одной крышей они уживались достаточно мирно. Каждый из них уважал чувства и пристрастия другого и право на личную жизнь. Разумеется, Стефания, которая отнюдь не была глупа, знала о многочисленных любовных интрижках мужа, но закрывала на это глаза. Так, и его новое увлечение волоокой румынкой она сочла лишь временной прихотью Руди, который быстро увлекался очередной пассией, но так же быстро и остывал.

Однако в этот раз все пошло по-другому. Кронпринца словно подменили – и этому было объяснение. Рудольф впервые влюбился по-настоящему! Он ни на минуту не мог расстаться с Марией. Не обращая внимания на приличия и увещевания своего отца, он повсюду появлялся вместе с баронессой фон Вечерой. Она сопровождала его в обществе, сидела рядом в ложе театра… Более того – она проводила с ним ночи в самом императорском дворце!

Отношения быстро развивались и вскоре зашли так далеко, что влюбленные, согласно масонскому обряду, поклялись на крови и обменялись железными кольцами, украшенными таинственными знаками древней магии. Кроме рун, на кольцах была надпись: «В любви до самой смерти вместе». Во время обряда, которому Рудольф придавал огромное значение, он торжественно поклялся Марии в вечной верности и в том, что только с ней отныне он будет стремиться связать свою жизнь.

Это были не просто красивые слова – в тот же день Рудольф отправил Папе Римскому прошение о расторжении брака с нелюбимой Стефанией. Узнав об этом, Франц-Иосиф впал в бешеную ярость. Мало того что сын осквернил развратом с румынской девкой покои дворца, так теперь еще он собирается опозорить семью разводом! Император топал ногами, кричал, брызгал слюной и грозил сыну всеми карами: высылкой из страны, прекращением финансирования и даже лишением престола!

Рудольф, по натуре чувствительный и мягкий, уступил напору и пообещал отцу не видеться с Вечерой. Однако одно дело – пообещать и совсем другое – сдержать свое слово. Девушка притягивала его к себе словно магнитом. Да и сама Мария больше не представляла жизни без Руди. В те дни она писала: «Я была бы счастлива, если бы мы могли жить пусть в хижине, но вместе». Несмотря на опасность разоблачения и гнев императора, любовники все же продолжали встречаться, но теперь их свидания носили, так сказать, конспиративный характер.

Все более-менее успокоилось: император больше не давил на кронпринца, его жена также не напоминала о брачных обязательствах и абсолютно ничего не предвещало той страшной развязки, которая ждала поклявшихся на крови влюбленных. 29 января 1889 года Рудольф отправился на охоту в компании слуг и двух своих лучших друзей – графа Хойоса и князя Филиппа. Ночевать охотники должны были в замке Майерлинг, а утром вернуться обратно. Рудольф внезапно передумал и сказал приятелям, что предпочитает провести вечер в одиночестве. Друзья уехали без него, но к вечеру вернулись. Компания засиделась далеко за полночь, кронпринц был оживлен и весел – видно было, что он приятно провел время, пока остальные охотились.

Утром, выйдя в столовую из своих комнат, друзья кронпринца напрасно ждали Рудольфа к завтраку. Время шло, но из комнаты принца не доносилось ни звука. Обеспокоенные, они приказали слугам ломать дверь. Когда дверь выбили, взорам присутствующих предстала поистине ужасающая картина: наследник австрийского трона лежал на полу в луже крови с простреленной головой. Рядом, в кровати, была завалена подушками бездыханная баронесса Вечера, голова которой также была прострелена навылет. Все вокруг было забрызгано кровью, однако следов борьбы никто не заметил.

Все указывало на самоубийство: на столике возле кровати были найдены три записки. Первая адресовалась жене кронпринца: «Милая Стефания! Ты избавишься от моего присутствия… Я спокойно иду навстречу смерти, ибо лишь так могу сохранить свое имя». Вторая записка адресовалась сестре баронессы и еще одна – матери. «В блаженстве уходим мы в мир иной… Желаю тебе быть счастливой и выйти замуж по любви, – писала Мария Вечера сестре. – Я не могла этого сделать, но и своей любви противиться была не в силах. С нею и иду на смерть». Далее она просила прощения у матери: «Прости мне содеянное! Я не сумела превозмочь свою любовь… Мне хотелось бы лежать рядом с ним на кладбище. В смерти я буду счастливее, чем была в жизни».

В гибели любовников было так много несоответствий и нестыковок, что вопрос о том, что же на самом деле произошло в замке Майерлинг, до сих пор волнует историков. Императорская семья предпочла прокомментировать случившееся как несчастный случай на охоте, но в Европе трагедия Рудольфа Франца Иосифа и Марии Вечеры породила множество слухов.

Говорили, что баронесса была беременна и неудачно избавилась от ребенка. Якобы жить ей оставалось несколько часов и Рудольф избавил любимую от страданий, после чего застрелился сам. Выдвигалась и версия, что в Майерлинг Вечеру привезли уже мертвой, убитую рукой неизвестного, а Рудольф застрелился у ее тела с горя.

Никакой критики не выдерживала и версия о том, что наследник трона австрийской императорской семьи был неизлечимо болен и медленно угасал. Якобы он не мог иметь нормальных супружеских отношений со Стефанией, и поэтому семья подсунула ему Вечеру – девушку без комплексов, миссия которой состояла в том, чтобы всколыхнуть в принце чувственную сторону натуры. Принц ничего не смог с собой поделать и застрелился от безысходности, убив перед этим развратную Вечеру.

Многие романтически настроенные молодые люди считали, что Рудольф и Мария повторили трагическую судьбу Ромео и Джульетты, однако существуют и более простые и внятные объяснения происшедших событий. Есть основания считать, что в гибели единственного сына и наследника Франца-Иосифа и Елизаветы был виновен младший брат императора – эрцгерцог Карл Людвиг, и трагедия в Майерлинге была тщательно спланирована. Ведь именно к эрцгерцогу Карлу Людвигу и его семье переходил императорский трон после Франца Иосифа!

Кроме того, у Рудольфа кроме Вечеры в то время была еще одна любовница – Мицца Каспар. У нее кронпринц провел ночь перед отъездом на охоту, и это подтверждают протоколы наружной охраны. Так что ни о какой романтической подоплеке и речи быть не могло! Однако убийцам была чрезвычайно удобна фигура Вечеры, и версия Ромео и Джульетты усердно поддерживалась.

Рудольф был похоронен в императорской усыпальнице Габсбургов через пять дней после трагедии. Просьбу Вечеры похоронить ее вместе с возлюбленным императорская семья проигнорировала, и тело девушки было предано земле на кладбище при монастыре в Хайлигенкройце.

Франц-Иосиф запретил упоминать даже имя Вечеры на всей территории империи, а замок Майерлинг был передан монастырю кармелиток. Императору настолько было тяжело все происшедшее, что он совершил неблагородный поступок – отправил в пожизненную ссылку племянницу своей жены, которая познакомила его единственного сына с роковой для него Марией Александриной фон Вечерой…

Автор: Кронпринц Рудольф Франц Карл Иосиф и Мария Вечера
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт Люди, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!